РУС

КАЗ

ENG

ПУБЛИКАЦИИ И ТРУДЫ

Учебные пособия
Статьи
Публикации в СМИ
Экспертные заключения
Свидетельства и патенты
Монографии
Отзывы и рецензии
Научные и иные проекты

 

Новая страница

Имущественные вопросы в уголовном процессе: постановка проблемы

Статья опубликована в Материалах научно-практической конференции: Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве. ‑ Барнаул: БЮИ МВД России. ‑ Ч.2, 2002.

Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев, в своем Послании народу Казахстана, определившем стратегию развития страны до 2030 года, указал приоритетным направлением установление рыночных отношений. Задачей государства при этом провозглашена защита законопослушных граждан от преступности путем абсолютного верховенства закона и обеспечение его соблюдения. [1]

Становление новых социально-экономических отношений требует пересмотра многих правовых институтов. В особенности это относится к нормам, существенно затрагивающим права и интересы граждан, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных правоотношений. Демократические идеи и принципы правового государства, содержащиеся в Конституции Республики Казахстан, нашли свое отражение и дальнейшее развитие в вступившем в действие с 1 января 1998 года Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан, который ввел отдельные институты, термины и дефиниции, существенно изменив прежнюю концепцию уголовного судопроизводства.

Один из разделов действующего уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан посвящен имущественным вопросам и затрагивает правоотношения, связанные с материально-правовыми аспектами, возникающими в ходе производства по уголовному делу. В данный раздел входят положения регулирующие основания и порядок рассмотрения гражданского иска совместно с уголовным делом (гл.20 УПК РК), вопросы оплаты труда и возмещения расходов, понесенных в ходе производства по уголовному делу (гл.21 УПК РК), а так же связанные с уголовным судопроизводством процессуальные издержки (гл.22 УПК РК). Между тем данный раздел охватывает далеко не все вопросы имущественного характера, имеющие место при производстве по уголовному делу.

Еще в 70 годы прошлого столетья Б.Т. Безлепкин указывал, что имущественные правоотношения в уголовном процессе затрагивают не только вопросы связанные с гражданским иском и материальными затратами, отнесенными законодателем к судебным издержкам, но они так же возникают в ходе осуществления процессуальных действий, связанных с наложением ареста на имущество; изъятием вещественных доказательств, имеющих материальную ценность; применением меры пресечения в виде залога; возмещением имущественного вреда, причиненного незаконными действиями или процессуальными решениями органов уголовного преследования.[2]

Однако в теории и практике уголовного процесса социалистического периода фактически не было комплексного подхода к изучению проблем имущественного характера, как правило, рассматривались лишь вопросы, связанные с возмещением материального ущерба, причиненного преступлением и конфискацией имущества. [3]

Практически не находили должной научной проработки проблемы, связанные с возмещением вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс и применением имущественных мер принуждения и в поссоветский период. Лишь в последнее время отдельные вопросы имущественного характера затрагивались в трудах, как отечественных ученых-процессуалистов,[4] так и юристов стран СНГ[5], в основном занимающихся проблемами применения мер процессуального принуждения. В Республике Казахстан проблемы связанные с имущественными правоотношениями в уголовном процессе так же не подвергались и самостоятельному монографическому исследованию.

В данной статье хотелось бы привести лишь некоторые аргументы, указывающие на необходимость комплексного подхода к данной проблеме и своевременность исследования вопросов связанных с мерами имущественного характера. Представляется целесообразным рассмотрение доводов, свидетельствующих о верности позиции включения в систему имущественных вопросов всех правоотношений, связанных с материально-правовыми аспектами возникающими в ходе уголовного судопроизводства.

В первую очередь это касается института возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, реабилитированному лицу (гл.4 УПК РК). О своевременности и актуальности проведения исследований в этой области и наличии проблем в практике применения данного института указывает Пленум Верховного суда Республики Казахстан, который в своем постановлении разъясняет отдельные положения закона, связанные с уяснением сущности и порядком применения норм регламентирующих вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс.[6]

В законе прямо оговаривается, что указанные лица имеют право на возмещение причиненного им имущественного вреда (ст.41, 43 УПК РК), который разрешается в порядке уголовного судопроизводства (ч.5 ст.43 и ч.2 ст.371 УПК РК). Вместе с тем, иски за моральный вред, причиненный незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, по действующему законодательству предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ч.2 ст.44 УПК РК). По нашему мнению с данной трактовкой согласится нельзя, поскольку перенесенные лицом нравственные и физические страдания причинены в результате производства по уголовному делу, поэтому вопрос о компенсации морального вреда реабилитированному должен решаться в порядке уголовного судопроизводства, учитывая при этом общие положения гражданского законодательства. Кроме того, ст.170 УПК РК обязывает орган уголовного преследования принимать меры обеспечения гражданского иска при наличии данных о причинении преступлением как имущественного, так и морального вреда. По нашему мнению это положение должно распространяться и на рассматриваемые случаи, а размеры и порядок выплат мог бы регулироваться специальным законом. С данной точкой зрения солидарны многие ученые процессуалисты Казахстана[7] и России.[8]

Имущественные правоотношения возникают при применении отдельных мер процессуального принуждения. В частности, это касается случаев применения к подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде залога (ст.148 УПК РК). Поскольку в качестве залоговых средств, обеспечивающих выполнение подозреваемым, обвиняемым обязанностей по явке в орган, ведущий уголовный процесс, являются деньги, а с разрешения прокурора или суда другие ценности или недвижимое имущество. Предмет залога может быть внесен как самим подозреваемым, обвиняемым, так и иными лицами. При несоблюдении принятых обязательств, имущество решением суда может быть обращено в доход государство. Следовательно, в уголовно-процессуальных правоотношениях участвуют лица, имеющие в деле не только интересы, связанные с рассмотрением и разрешением уголовного дела по существу, но так же могут вовлекаться физические и юридические лица, участие которых носит имущественный характер, а внесенные ими материальные средства обеспечивают соблюдение уголовно-процессуальных обязанностей. В связи с тем, что в качестве предмета обеспечения выступает залоговое имущество, то возникающие по этому поводу правоотношения не могут в полной мере регулироваться только уголовно-процессуальным законом, так как затрагиваются имущественные вопросы, которые являются объектом гражданского права. Поэтому рассматриваемые правоотношения носят комплексный характер. Поскольку они возникают при применении уголовно-процессуального института мер пресечения и служат достижению задач уголовного судопроизводства, то должны разрешаться в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности.

К мерам процессуального принуждения имущественного характера нужно так же отнести денежное взыскание (ст.160 УПК РК) и наложение ареста на имущество (161 УПК РК). Законом предусмотрено, что вопрос о наложении денежного взыскания решается в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, однако данная мера принуждения применяется как санкция за неисполнение процессуальных обязанностей лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, вместе с тем она носит имущественный характер. Мера принуждения в виде наложения ареста на имущество тесно связана с заявленным по уголовному делу гражданским иском, но может быть направлена на исполнение и других целей – обеспечения имущественных взысканий либо возможной конфискации имущества (ч.1 ст.161 УПК РК). Наложение ареста на имущество и денежное взыскание связаны с возможностью изъятия из собственности лица определенных материальных ценностей, порядок обращения которых регулируется, как правило, гражданским законодательством, но поскольку это меры уголовно-процессуального принуждения, то возникающие в связи их применением правоотношения должны регламентироваться нормами уголовного судопроизводства в комплексе с иными вопросами имущественного характера, возникающими в ходе осуществления производства по уголовному делу.

Исходя из изложенного, возникает необходимость в дальнейшем исследовании проблем, связанных с имущественными вопросами в уголовном процессе, разработке предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование действующего законодательства.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан позволяет в случае возникновения необходимости рассмотрения вопроса, регулируемого гражданским или административным правом, разрешения его в порядке соответствующего производства (ч.3 ст.1 УПК РК). Несмотря на это, по нашему мнению, исходя из принципа экономии сил и средств, все возникающие при производстве по уголовному делу имущественные правоотношения затрагивающие интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве и направленные на решение задач уголовного процесса, должны быть разрешены в рамках уголовно-процессуального закона. В этих целях целесообразна соответствующая дифференциация норм регламентирующих их применение. Достижение указанных целей возможно лишь при комплексном подходе к исследованию проблем, связанных с имущественными вопросами в уголовном судопроизводстве.



[1] Назарбаев Н.А. Казахстан 2030: Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев: Послание Президента страны народу Казахстана. - Алматы: Бiлiм, 1998. - С.52.

[2] Безлепкин Б.Т. Имущественные правоотношения в стадии предварительного расследования. Лекция. – Горький, 1976. С.6.; Безлепкин Б.Т. Вопросы реабилитации на предварительном следствии в советском уголовном процессе. ‑ Горький, 1975.

[3] Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. – Горький, 1973; Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и ощественного имущества. – Саратов, 1972; Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. – М., 1961; Зинатуллин З.З. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. – Казань, 1974; Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. – М., 1977; Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного преступлением государственным и общественным организациям. – М., 1974. Смирнов С.В. Проблемы реализации в уголовном процессе права на возмещение ущерба, причиненного преступлением, в условиях перехода государства к рыночной экономике: Дис. ..канд. юрид. наук. - Нижний Новгород 1994.

[4] Ахпанов А. Н. Залог и иные уголовно-процессуальные новеллы: вопросы правоприменительной практики // Законотворчество и правоприменение в Республике Казахстан: вопросы теории и практики. Сб. научн. тр. - Караганда, 1997. С.117-120; Капсалямов К. Ж. Уголовно-процессуальная сущность залога. // Законотворчество и правоприменение в Республике Казахстан: вопросы теории и практики. - Караганда, 1997. С.158-164; Ханов Т.А. Публично-имущественные обязательства в институте процессуального пресечения // Конституция Республики Казахстан и проблемы ее реализации в текущем законодательстве: Сб. научн. тр. - Караганда, 1998. -С.145-1504 Ханов Т.А. Теория и практика применения залога в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан. – Караганда, 2000

[5] Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юстиция. 1998. -№ 2 С.24-25; Колоколов Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998. № 12. С.41-42; Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. - Омск, 1993; Манаев Ю.В., Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно-процессуального обеспечения по законодательству России // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвуз. сб. научн. тр. - Волгоград, 1997. - С.115-122; Руднев В. Залог в России, «бэйл» в США: сравнительный анализ.// Российская Юстиция, 1998, № 4. С.22.

[6] Постановление Пленума ВС РК от 9 июля 1999г. № 7 «О практике применения законодательства по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс» // Постановления Пленумов Верховного суда Республики Казахстан. 1992- 2002г.г. – Алматы, 2002. С.164-172.

[7] Боранбаев Е. О применении судами законодательства о возмещении морального вреда, причиненного преступлением // Тураби. № 4. 1999. С.29; Юрченко Р.М. Правовое регулирование положения потерпевшего в уголовном процессе. Возмещение материального и морального вреда, причиненного преступлением // Тураби. № 6. 1999. С.32-33.

[8] Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах. – Тверь, 1993. С.43; Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? (Уголовно-процессуальный аспект). – М., 1992. С.113; Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. С.81-82; Нарижний С.В. Компенсация морального вреда в уголовном судопроизводстве России. – М., 2001. С.216; Никишкин К.С. Возмещение морального ущерба реабилитированному гражданину в советском уголовном процессе. Автореф. дис. к.ю.н. – М., 1991.