РУС

КАЗ

ENG

ПУБЛИКАЦИИ И ТРУДЫ

Учебные пособия
Статьи
Публикации в СМИ
Экспертные заключения
Свидетельства и патенты
Монографии
Отзывы и рецензии
Научные и иные проекты

 

Новая страница

Ханов Т.А. О приведении в соответствие закону положений «Инструкции о применении залога в качестве меры пресечения»

Статья опубликована: Проблемы уголовно-процессуального права: Материалы международной научно-практической конференции. – Караганда: КарЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2006.

В соответствии с пунктом 63 Плана мероприятий по реализации Концепции правовой политики Республики Казахстан, утвержденного постановлением Правительства Республики Казахстан от 30 ноября 2002 года № 1274, в целях детальной регламентации механизма принятия мер пресечений, альтернативных аресту (залог, домашний арест) совместным приказом Генеральной прокуратуры Республики Казахстан от 18 октября 2005 г. № 56, Министерства внутренних дел Республики Казахстан от 6 октября 2005 г. № 590, Комитета национальной безопасности РК от 22 октября 2005 г. № 187, Агентство РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовой полиции) от 7 октября 2005 г. № 214 была утверждена Инструкция о применении залога в качестве меры пресечения.

Принятие данного подзаконного акта имеет большое практическое значение и, на наш взгляд, будет способствовать более широкому использованию органами следствия и дознания меры пресечения в виде залога. Указанная мера пресечения, на сегодняшний день, применяется довольно редко, отчасти в связи с отсутствием в законе детальной регламентации порядка её применения и возникающими в связи с этим проблемами. Отдельные причины указывались нами в ряде научных работ.[1]

Вместе с тем, несмотря на всю значимость предпринимаемых шагов по расширению сферы применения и детальной регламентации избрания залога в качестве меры пресечения в данной Инструкции допущены отдельные отступления от действующего уголовно-процессуального закона, что в свою очередь не будет способствовать законности её применения. Следует заметить, что ряд положений, нашедших отражение в Инструкции носят более прогрессивный характер, чем редакция действующего закона, поэтому, по нашему мнению, следует внести изменения в уголовно-процессуальный кодекс, а не в комментируемую инструкцию. Хотелось бы подробнее рассмотреть отступления, допущенные в указанной Инструкции, и предложить пути решения данных противоречий.

В первую очередь несоответствие усматривается в предмете залога.

В п.6 Инструкции указывается, что предметом залога являются: деньги, ценности, движимое и недвижимое имущество. Исходя из данного положения Инструкции, предмет залога расширен – допускается внесение иного движимого имущества, что противоречит ч. 1 ст. 148 УПК РК.

В Инструкции даются разъяснение основных понятий, при этом отсутствует разъяснение термина «движимое имущество».

Согласно же гражданского законодательства все иное имущество, не относящееся к недвижимости, признается движимым (часть 3 ст.117 ГК РК). Наряду с этим Законом РК «О регистрации залога движимого имущества», конкретизирован перечень движимого имущества, могущего выступать в качестве предмета залога. К нему относятся - транспортные средства, товары в обороте, ценные бумаги, имущественные права, в том числе право на будущую продукцию и иное имущественное право, не отнесенное законодательными актами к недвижимому имуществу (ст.1 Закона РК от 30 июня 1998 года «О регистрации залога движимого имущества»).

Однако при применении меры пресечения из указанного движимого имущества закон допускает внесение в качестве предмета залога только денег и ценностей (ст. 148 УПК РК).

Под деньгами понимаются металлические и бумажные знаки являющиеся мерой стоимости при купле-продаже, а так же национальная и иностранная валюта.[2]

В соответствии со ст.1 Закона РК от 24 декабря 1996 года «О валютном регулировании» - валюта это денежная единица, принятая государствами как законное платежное средство или официальные стандарты стоимости в наличной и безналичной формах, в виде банкнот, казначейских билетов и монет, в том числе из драгоценных металлов.

Денежной единицей в Республике Казахстан является тенге, как в наличном, так и в безналичном выражении (ст.127 ГК РК). Согласно ст.7 Закона РК «О валютном регулировании», все платежи должны производиться только в валюте Республики Казахстан, за исключением случаев, предусмотренных нормативно-правовыми актами Национального Банка РК, налоговым и таможенным законодательством. Следовательно, залог должен вноситься в тенге.

Законодатель не дает четкого определения ценностей. Гражданское законодательство называет лишь валютные ценности, под которыми понимается: иностранная валюта, ценные бумаги и платежные инструменты, номинал и (или) стоимость которых выражена в иностранной валюте; аффинированное золото в слитках (ст.1 Закона РК «О валютном регулировании»). В юридической науке под ценностями понимаются изделия из серебра, золота, платины, других драгоценных металлов, драгоценности и ценные бумаги[3], а так же предметы и документы, имеющих научную, художественную, историческую и культурную ценность (например, картины, рисунки, оригинальные художественные композиции, иконы, уникальные и редкие музыкальные инструменты, редкие документы и рукописи, старинные монеты и другое).[4]

Инструкция же наряду с ценностями предусматривает внесение в качестве залога и движимого имущества, в частности автотранспортные средства и иное имущество. При этом решение может быть принято без согласования с прокурором и судом, поскольку их разрешение необходимо только для внесения ценностей или недвижимого имущества (ст.148 УПК РК и п.6 Инструкции).

Такое расширенное толкование предмета залога не может быть признано верным, поскольку законом не предусмотрено внесение любого движимого имущества, а только денег и ценностей. Между тем вопрос о внесении в качестве залога движимого имущества уже неоднократно поднимался учеными и практическими работниками. Поэтому было бы правильным внесение изменений не в Инструкцию, а в действующую редакцию ст.148 УПК РК, предусмотрев возможность внесения в качестве предмета залога и иного движимого имущества. Такое нововведение способствовало бы более широкому использованию залога, в связи с возможностью внесения в качестве гарантии обеспечения явки и надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) любого движимого имущества.

Инструкция (п.3) указывает на необходимость соблюдения ряда условий, называя одним из них составление договора о залоге. Между тем, нигде далее в Инструкции не указывается порядок составления и реквизиты данного договора. Не понятно для чего необходимо его составление и между кем должен составляться договор. В уголовном процессе составляется протокол, а договор является предметом гражданского права, и мы не видим необходимости его составления, тем более в качестве обязательного условия. В этой связи предлагаем данное условие из инструкции исключить.

Данной Инструкцией п.11 также установлено составление дополнительного протокола разъяснения залогодателю порядка и условий применения меры пресечения «Залог» (приложение 3). Между тем, законом предусмотрено составление лишь одного протокола о принятии залога, в котором и должно отмечаться, что подозреваемому, обвиняемому разъяснены обязанности, предусмотренные частью первой настоящей статьи, а залогодатель предупрежден, что в случае уклонения подозреваемого, обвиняемого от явки по вызову залог обращается в доход государства (ч.4 ст.148 УПК РК). К тому же анализ образцов протоколов, приведенных в инструкции, показывает, что многие положения дублируются. Наряду с этим в приложении 4, устанавливающем образец составления протокола о принятии залога, также имеется несоответствие закону. В протоколе указано, что обвиняемому разъяснены обязанности: не только не покидать место жительства и являться по вызову, но и иным путем не препятствовать производству по уголовному делу (выделено нами), что не предусмотрено ст.148 УПК РК. Между тем, несмотря на указанное несоответствие, мы хотели бы отметить, что действующая редакция закона неудачна, поскольку ограничивает цель применения залога лишь обеспечением явки, тогда как цели всей системы мер пресечения указаны в ст. 139 УПК РК и залог не должен являться исключением. Об этом несоответствии и необходимости закрепления единых целей уже указывалось нами в ряде публикаций.[5]

Следующим несоответствием закону является положение, сформулированное в п. 15 Инструкции, где указано, что постановление об избрании залога утверждается начальником органа дознания.

Если обратимся к ч.6 ст.66 УПК РК, то в перечне решений, утверждаемых начальником органа дознания, предусмотрено только утверждение постановления об избрании, изменении или отмене в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу. Другие же решения о применении любой из мер пресечения, в том числе и залога, не требуют дополнительного согласования с начальником органа дознания, такое решение, исходя из редакции закона, принимается дознавателем самостоятельно.

Исходя из изложенного, предлагаем привести текст Инструкции в соответствие с действующим уголовно-процессуальным кодексом, иначе выполнение положений Инструкции может привести к нарушениям закона. В перспективе же следует, как указывалось нами выше, внести изменения в уголовно-процессуальный кодекс, поскольку текст Инструкции имеет более прогрессивный характер и отвечает нуждам судебно-следственной практики и достижению задач уголовного судопроизводства, связанных с применением института мер пресечения.



[1] Ханов Т.А. Теория и практика применения залога в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан: Учебное пособие. Изд. 2-е перераб. и доп. – Алматы, 2003. – С.46-64; Ханов Т.А Определение следователем суммы залога при избрании данной меры пресечения // Фемида. – 2004. - № 7. – С.30.

[2] Сулейменов М. К., Осипов Е. Б. Залоговое право. – Алматы: Эдилет Пресс, 1997. – С.40; Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. – Омск, 1993. – С.163.

[3] Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. – Омск, 1993. – С.57.

[4] Ткачёва Н. В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России: Монография / Научный редактор А.В. Кудрявцева. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. С.23.

[5] Ханов Т.А. Применение залога в качестве меры пресечения по УПК Республики Казахстан // Актуальные проблемы права: Сборник научных трудов молодых ученых, адъюнктов и соискателей. – Караганда, 1998. Вып.5. – С.91-92.