РУС

КАЗ

ENG

ПУБЛИКАЦИИ И ТРУДЫ

Учебные пособия
Статьи
Публикации в СМИ
Экспертные заключения
Свидетельства и патенты
Монографии
Отзывы и рецензии
Научные и иные проекты

 

Новая страница

ҚАЗАХСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ
ІШК1 ICTEP МИНИСТРЛ1Г1
БӘРИМБЕК БЕЙСЕНОВ АТЫНДАҒЫ
ҚАРАҒАНДЫ ЗАҢ ИНСТИТУТЫ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
КАРАГАНДИНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
ИМЕНИ БАРИМБЕКА БЕЙСЕНОВА

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНЫҢ КОНСТИТУЦИЯСЫ: 15ЖЫЛ Халықаралық ғылыми-тәжірибелік конференция

КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН: 15 ЛЕТ
Международная научно-практическая конференция

КАРАГАНДЫ 2010



Сейтхожин Б. У., кандидат юридических наук, доцент

Соучастия в преступлении: проблемы и пути их разрешения

Повышенная общественная опасность групповой преступной деятельности характеризуется увеличением вероятности возникновения общественно опасного посягательства, а также причинением большего вреда, чем при совершении преступления одним лицом. Объединение усилий нескольких лиц для совершения преступления значительно облегчает осуществление преступного замысла, поскольку эти лица не только осознают попытку психологической поддержки друг друга, но и получают дополнительные возможности для достижения преступного результата и сокрытия следов преступления.

В настоящей статье хотел бы остановиться на отдельных недостатках, имеющих место в уголовном законодательстве Республики Казахстан и в разъяснениях Верховного Суда РК по вопросам установления признаков соучастия в преступлении и обозначить пути их разрешения.

Во-первых, в п. 3 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за бандитизм и другие преступления, совершенные в соучастии» от 21 июня 2001 г. не правильно изложено содержание понятия «группы лиц по предварительному сговору». В нем, в частности отмечено, что квалифицирующий признак «группы лиц по предварительному сговору» может быть вменен соучастникам преступления в тех случаях, когда в его совершении участвовали два и более исполнителя. Полагаю, что положение, закрепленное в вышеназванном Нормативном постановлении, противоречит законодательному положению ч. 2 ст. 31 УК, в котором разъясняется, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Если принять во внимание, что преступление совершается двумя и более лицами, при этом только один из них является исполнителем преступления, а остальные соучастники исполняют роли организатора, подстрекателя или пособника. До совершения преступления между ними происходит предварительный сговор. В таких случаях действия виновных лиц не подпадают под положен изложенное в п. 3 вышеназванного Нормативного постановления от 21 июня 2001 поэтому оно нуждается в корректировке путем замены слова «исполнителя» на слово «лиц».

Во-вторых, в предусмотренном ч. 3 ст.31 УК определении «организованной группы» законодателем упоминается понятие «устойчивость», а в определении «преступного сообщества (преступной организации)» (ч.4 ст. 31 УК) речь идет о «сплоченности», которые имеют одинаковую смысловую нагрузку? Так, например, об организованности и устойчивости организованной группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки; как стабильность ее состава и организованных структур, сплоченность ее членов, подчинение групповой дисциплине и указанияморганизатора или руководителя, постоянство форм и методов, планирование и тщательнаяподготовка преступления, распределение ролей между соучастниками, разработка преступного плана, обеспечение мер по сокрытию преступления и имущества, добытого в результате преступной деятельности и т.д.

В правоприменительной практике нередко организованную группу ошибочно отождествляют с преступным сообществом, отличительные признаки которого заключаются в устойчивости преступных связей совместно действующих лиц. При этом «устойчивость» находится в зависимости от интенсивности и масштабов деятельности преступного сообщества. Устойчивость начинается там, где сообществом выработаны индивидуальные формы и методы деятельности в результате совершения преступлений в течение продолжительного времени, свидетельствующие о ее сплоченности. При определенных условиях организованная группа перерастает в преступное сообщество. Более того, организованная группа — необходимый и закономерный качественный этап в процессе образования и развития преступного сообщества. На основании изложенного, полагаю, что в совершенствовании нуждаются признаки, характеризующие как организованную группу, так и преступное сообщество (преступную организацию), так как от этого будет зависеть правильная квалификация преступления, основывающаяся на отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах.

В-третьих, анализ уголовного законодательства РК показал, что не всегда положения Общей части Уголовного кодекса учитываются в его Особенной части. Так, например, в ч. 3 ст. 31 УК законодатель дает понятие «организованной группы», а в ч. 1 ст. 235 УК речь идет об «организованной преступной группе». Более того, в ч. 3 ст. 235 УК предусмотрена ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп. Ответственность же за участие в организованной преступной группе почему-то до сих пор не предусмотрена. Полагаю, что последнее является пробелом в уголовном законодательстве РК.

Для теории уголовного права и правоприменительной практики важен вопрос, кого следует признавать членом «организованной преступной группы» либо «преступного сообщества (преступной организации)» и в каких пределах он должен нести уголовную ответственность? По этому поводу есть мнение, что каждый член преступной группировки должен отвечать за всю совокупность совершенных ею преступлений. Эта позиция обосновывается тем, что руководителю названных преступных формирований должны быть известны, одобрены и приняты задачи, цели и методы преступной деятельности этой группировки.

В целях совершенствования уголовного законодательства РК, полагаю, что ч. 4 ст. 31 УК «Формы соучастия в преступлении» следует изложить в новой редакции, при этом необходимо криминализировать ответственность за участие в организованной преступной группе в ч.3 ст. 235 УК «Создание и руководство организованной преступной группой или преступным сообществом (преступной организацией), участие в них».

Рассматривая признаки «преступного сообщества (преступной организации)» следует учесть, что оно может быть создано и для совершения умышленных преступлений небольшой или средней тяжести. Деятельность преступных сообществ (преступной организации) в своем многообразии может охватывать практически все виды преступлений, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса РК. В этой связи, считаю, что в основу отличительного признака «организованной группы» от «преступного сообщества (преступной организации)» не должна быть положена категоризация преступлений.

На основании изложенного считаю целесообразным ч. 4 ст. 31 УК и ст. 235 УК изложить в следующей редакции:

«4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченным объединением организованных групп».

Статья 235. Создание и руководство организованной преступной группой или преступным сообществом (преступной организацией), участие в них.

«1. Создание организованной преступной группы, а равно руководство ею, —

наказывается ...

2. Создание преступного сообщества (преступной организации), а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп в целях разработки планов и условий для совершения преступлений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

3. Участие в организованной преступной группе, —

наказывается ...

4. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп, —

наказывается ...

5. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются …».